«Хватит делать из педикулеза проблему»

Мои дети обовшивели — нам об этом сообщила школьная медсестра по телефону, снабдив дюжиной рекомендаций относительно борьбы и дальнейшей профилактики. Главное, что никто не делал из этого проблемы, всех оповестили, всем все рассказали-объяснили: мол, без паники, мамочки, просто усильте бдительность.

Мира с Юрой подверглись санобработке и через день уже пошли в школу — врач осмотрел и разрешил. У Миры волосы до пояса выросли, жалко было стричь, но она сама попросила — уж очень мучительно долго было вычесывать. Обрезали до плеч. Ежевечерне в течение недели я по два часа ощущала себя макакой-резусом, ну или любой другой породой обезьян, которая перебирает волосы своих родных и близких вручную на глазах у почтенной публики в зоопарке. А что делать?
Аура брезгливости

Ну что же, бывает — у меня вот было ровно 30 лет назад, и было мне девять лет, как и средней моей дочери Мире. Казалось бы, рядовой случай, однако в начале 1980-х из этого было устроено целое шоу.

Учительница поставила меня перед классом, рассказала, что гадкие насекомые заводятся непременно на грязных детях, которые («Вот как она» — и показала на меня) рук не моют, ковыряются в носу, причесываются раз в неделю и одежду не стирают… Немедленно вызвали маму, велели меня налысо обрить. Мама была нормальным человеком, брить отказалась, стала обильно поливать меня керосином или чемеричной водой, вычесала все и неделю в школу не пускала.

Когда же я пришла, со мной потом класс чуть ли не месяц не разговаривал, а некоторые мамы запретили девочкам со мной дружить и требовали отсадить меня за отдельную парту. Поскольку парт было мало при наличии 45 человек в классе, меня сажали за учительский стол. Такой мощной и плотной ауры брезгливости в свой адрес я, наверное, больше никогда в жизни не ощущала.
Куда приперлась?

Я думала, что за три десятка лет отношение к этой деликатной, неудобной проблеме изменилось. Но пришлось увериться в том, что тьма египетская в головах сограждан никуда не делась. Медсестра велела мне и старшей дочке Ксюше тоже чем-то обработать голову, шапки и подушки, чтобы не заразиться от младших, назвала препарат. Провизорша угодливо, в стиле «чего изволите» провозглашает:

— Вам поможет паранит — профессор ото вшей и гнид! (Слоган на коробочке чуть другой, но это неважно.)

И тут стоящая за мной женщина с ребенком на руках задыхается в вопле:

— Ты… ты, бомжара, вшивая дрянь, куда приперлась? Здесь же женщины… и дети бывают!

Ну, действительно, куда ж за лекарством-то ходить? Сразу в кожвендиспансер, не иначе.

Провизорша:

— Женщина, не блажите, видите же — интеллигентный человек, какие бомжи…

— Ага, интеллигенция вшивая!

И не поспоришь — и интеллигенция, и… ну, понятно.

Ладно, думаю, мамочка молодая, ребенок у нее на руках — маленький, сильно кашляет. Наверное, она нервничает сильно, сорвалась таким неадекватным образом. Я же не умерла от ее децибел, полагая это нападение случайностью.
Мальтийская порода

Каково же было мое изумление, когда я поделилась этим разговором на любимом моем мамском форуме (www.detochka.ru). В ответ другие поделились своими историями, и выяснилось, что застарелые мифы о том, что «вшами болеют только дети, которых не обучили элементарным правилам гигиены, за которыми нет надлежащего ухода, живущие в асоциальных семьях», «вши бывают только у бомжей и алкашей», не только никуда не делись, но с завидным упорством продолжают царствовать в головах как педагогов, так и родителей, которые транслируют эту мудрую мысль своим детям.

Родители впадают в панику, им стыдно перед другими родителями, друзьями или родственниками. Им даже приходит в голову наорать на ребенка, что он «не с теми связался», запретить ему общаться с кем-то из детей, меняться игрушками… При этом в той же самой аптеке количество препаратов от педикулеза превышает полтора десятка названий по самой разной цене. О чем это говорит?

О том, что спрос имеется, а значит, явление распространенное. И кто сказал, что оно касается только определенной асоциальной прослойки общества?

Приятельница рассказала, что пару лет назад отправила дочь на Мальту, в дорогущий языковой международный лагерь, откуда девочка привезла полную косу животных. «Что ты думаешь, — возмущалась она. — Я такие деньги заплатила, думала, приличное место, там же были такие ухоженные дети из таких обеспеченных семей, а тут — на тебе! Да еще такие оказались невыводимые вши, мальтийская порода — жирные и наглые. Еле извела!»

Между прочим, ученые сообщают, что вши с гораздо большим удовольствием селятся на чистой коже — им так удобнее питаться и размножаться. Вши — не холера, они в стране не закончились, редко кому удастся избежать этой заразы. Однако устраивать детям стресс и заламывать в ужасе руки не стоит. В XXI веке пора уже прекратить делать из мухи слона, точнее из вши — проблему.
Разговорчики

Мира: Я не ела сегодня супа. Он был с маленькими зелеными футбольными мячами.

Я: Это ж брюссельская капуста.

— Какая-какая капуста?

— Брюссельская. Брюссель — город в Бельгии.

— А Бельгия — это где?

— В Европе.

Через полчаса, по телефону дедушке:

— Дед, я сегодня не съела еврейский суп. Ой, то есть европейский.

Мира приперла домой кучу наград: шахматный диплом за участие в турнире на первенство Совета ветеранов ЦАО, златой (пластиковый) кубок на мраморной подставке, а также массивные наручные часы с гравировкой «60 лет Великой Победы». Объяснила:

— Ветеранские! Меня когда самый главный ветеран вознаграждал, показал — у него на руке такие же. Илюшке тоже такие дали. Мы теперь с ним вместе ветераним, получается.

Мира: Мам, а как ты думаешь… Бог очень обидится, если узнает, что мы играли в компьютерную игру, где над ним… ну, как бы издеваются?

Я: Думаю, что Богу это не очень было бы приятно.

Мира: Вот я тоже думала, что неудобно получилось, да. Но я зато сразу потом помолилась, чтобы он особенно не обращал внимания: ну подумаешь, дети балуются…

Юра: А я знаю, бывают плохие мальчики, которые котятков мучают. Они… ну, мучают, короче, не хочу говорить. Представляешь, если бы сперва такой мальчик сказал котенку: «Это ерунда, мы дети и над тобой просто балуемся»? Котенку-то все равно плохо!

Мира: Ой, ты, наверно, прав. А раз ты такой умный, почему со мной в эту игру тоже играл?!

Юра: Мам, почему женщина без мужчины не может родить ребенка?

Я: Ну, э-э, потому что у мужчины есть такие, э-э, штуки, необходимые для того, чтобы ребенок сложился…

Юра (с энтузиазмом): А, понятно, когда хотят, чтобы был мальчик, то мужчина достает всякие свои штуки: молотки, гвозди, мечи, весла, удочки и еще специальные сумочки для разных ножиков.

Мира: И офигительный набор отверток. (Ребенок вырос на «Масяне». — Н.К.)

Юра: Да! И он все это женщине несет и говорит: «У нас будет мальчик». А если они хотят, чтобы родилась девочка, то что мужчина женщине несет?

Мира: Он тогда ничего не несет. Он тогда сидит и ждет, пока женщина сама все сделает. И тогда говорит (мечтательно закатывает глаза): «Дорогая, я так рад, что у нас будет девочка!»

Юра (решительно): Нет! Тогда мужчина говорит: «Ну хорошо, так и быть, пусть будет девочка».

Мира: Ты думаешь, папа так вот сказал, да?

Юра: Ну конечно, ведь уже у них Ксюша была, поэтому ты была опять «так и быть».