Труд – дело дьявола, худший из всех грехов?

В последнее время вижу все больше молодых людей, которые готовы довольствоваться крохами, но не учиться и не работать. Это типичные обитатели «вписок» и создатели сквотов, только вышедшие из школьных стен и на десяток лет старше, и живущие с родителями, и бомжующие по съёмным комнатам, и местные, и понаехавшие из различных углов постсоветского пространства, Всех их бесит любое имущество, они предпочитают голые стены, один комплект одежды на все сезоны, вегетерианскую диету – и самое главное — они ненавидят любой труд и презирают людей-труженников.. Трудиться им хочется так же, как умирать. И таких людей становится как-то ужасающе много, и никто уже не видит в их стиле жизни ничего предосудительного.

Такое впечатление. что у нас это какая-то новая тенденция, чуть ли не новая религия зарождается. Хотя и среди сверстников доводилось встречать индивидуумы с подобным мировоззрением, но гораздо реже, гораздо. Вот был у нас водила-алиментщик, абсолютно не верующий и не аппелирующий к Священному писанию. Он работал у нас несколько часов в неделю по договору. Получал не более десяти тысяч рублей в месяц, из которых 70% уходило на алименты и погашение многолетнего долга по алиментами, рассчитанного из какого-то мифического среднего – так как он долгие годы нигде не работал, и алиментов не платил, и никаких денег бывшей не давал. Вряд ли он мог работать по совместительству или договору где-то еще, так как его выдергивали с дачки в любое совершенно непредсказуемое время — когда он был нужен, и бомбить тоже не мог — у него собственной машины не было. Так что питался мужик, по всей видимости, подножным кормом и случайными халтурами — где чего погрузить, кому чего распилить. Так он просто говорил, что человеку на самом деле очень мало надо, и не надо быть жадным, не надо стремиться заработать всех денег, а надо поберечь свое здоровье, просто быть счастливым и уметь наслаждаться жизнью, природой.

И его глубоко возмущало, что его бывшая воспитывает у детей жадность, честолюбие и непомерно большие и лишние потребности. И что самое паршивое — тратит деньги на профессиональную подготовку детей и как бы им намекает, что нужно получать хорошо оплачиваемую специальность.. «Ну вот я ношу пять лет одни ботинки, и десять лет одну куртку круглый год, к чему эта жадная тупая курица приучает детей каждый год покупать ботинку и куртку? Да еще этим вымогателям в школу зачем-то деньги отдает, на ремонт, на школьные нужды. Совсем охренела, мозгов у нее нет».

Нас, людей с совковым воспитанием и совковым мировоззрением такое презрение к труду и такое отсутствие каких-либо потребностей дико коробит. Мы-то, как и наши родители, всю жизнь вкалывали и стремились нажить какое-то добро, обзавестись «скромным обаянием буржуазии». Но ведь многое. что нас дико коробит, в нашем обществе последнее время стало общепринятым, и даже говорить что-то иное как-то неприлично.

А недавно я нашла удивительный текст столетней давности, подводящий под ненависть к любому труду, так сказать, идеологическую базу. Это из книжки Бласко Ибаньеса «Ил и тростник». Занятно, что текст в интернете размещен с ятями. Неужели в советское время книгу, которую автор считал своим лучшим творением, ни разу не публиковали?

Далее цитата, с небольшими сокращениями.

«Он не может работать. Он не будет работать, даже если его принудят. Труд – дело дьявола, худший из всех грехов. Только души испорченные, люди, неспособные примириться с бедностью, проникнутые жаждой накоплять, хотя бы нищету, ДУМАЮЩИЕ КАЖДЫЙ ЧАС О ЗАВТРАШНЕМ ДНЕ могут отдаваться труду, превращаясь из людей в животных. ……. Он не желает лишиться души, запрягаясь в ярмо правильного и однообразного труда, чтобы содержать дом и семью и заботиться о куске хлеба на завтрашний день. Это значит сомневаться в милосердии Бога, который не оставляет своих детей, а он – Пиявка – режде всего – христианин…..

…..труд есть нечто противное законам природы и достоинству человека. Он знает больше, чем все …, больше многих попов, которым он служил, как раб. Вот почему оннавсегда с ними разошелся. Он обрел истину и не может жить с духовными слепцами. …..он читал книги священника и проводил вечера перед его домом, размышляя над открытыми страницами в безмолвии деревушки, население которой работало на озере. Он выучил наизусть почти весь Новый Завет и содрогается при одном воспоминании о том впечатлении, которое на него произвела Нагорная Пророведь, когда он ее в первый раз прочел.
Точно перед его глазами разверзлась завеса. Он сразу понял, почему его воля восставала против тяжелого унижающего труда. Плоть, грех, вот кто заставляет
людей жить под ярмом, как животных, чтобы удовлетворить свои земные потребности. А душа восстает против порабощения, говоря человеку «не трудись»,
распространяя по всем мускулам сладкое опьянение ленью, словно предвкушение ожидающего нас на небесах блаженства…..

…..Не нужно тревожиться о пище; и одежде, ибо, как сказал Христос, птицы небесныя не сеют и не жнут, а все таки питаются, а лилии не прядут, чтобы одеться, ибо их одевает милость Божья. Он – дитя Бога и Ему он доверяет себя. Не желает он оскорблять Господа трудом, точно он сомневается в божеской милости, в том, что Он ему придет на помощь. Только язычники, …. прячущие деньги, полученные за рыбу, и никого не угощающие, пособны трудиться и копить, не доверяя завтрашнему дню.

Он хочет уподобиться птицам озера, цветам, растущим среди тростника, бездеятельным бродягам, всецело уповающим на божье Провиденье. Хотя он нищий, но никогда не сомневается в завтрашнем дне. Горечь завтрашнего дня всегда успеет прийти. Пока с него достаточно горечи настоящего, нищеты, связанной с его решением сохранить себя чистым, незапятнанным трудом и земным честолюбием в мире, где все оспаривают друг у друга ударами право на жизнь, угнетая и губя ближнего, чтобы урвать у него немного благосостояния.

…..Он верующий, он живет. на то, что ему дают, или что случайно найдет. Каждую ночь к его услугам охапка соломы, на которой он может спать. Его пьянство никому не наносит вреда, а вино – вещь священная. Не даром же им пользуются ежедневно во время богослужения. Мир прекрасен, но сквозь винные пары он кажется еще более улыбающимся, более ярким, заставляя с большим благоговением преклоняться перед его всемогущим творцом.

Если ему скажут, ……. что человек осужден есть свой хлеб в поте лица в наказание за первородный грех, то ведь Христос затем и родился на свет, чтобы искупить этот грех, вернуть человечество к райскому блаженству, незапятнанному никаким трудом. Но увы! – грешники, побуждаемые высокомерием, не обратили вниманье на его слова. Всякий пожелал жить с большим удобством, чем остальные. Явились богатые и бедные, тогда как прежде были только люди. Те, кто не слушался Господа, работал много, очень много, но человечество продолжало быть несчастным и устраивало себе ад на земле. Говорят, что если люди не будут работать, они будут плохо жить. Прекрасно! Их будет меньше на свете, но зато оставшиеся были бы счастливы и беззаботны, хранимые бесконечным милосердием Бога. И это все равно неизбежно будет!»

Персонаж, в уста которого классик испанской литературы вложил эту замечательную проповедь, закончил свое пребывание на грешной Земле весьма экстравагантным способом. Но, впрочем, это ничего не значит. Раз так много у этого проповедника стало последователей, причем,они сами к этому пришли , не читая ветхих книжек — наверное, это не просто так, и нам надо учиться толерантности.